Карелия и Терский сберегал — 2020 — ruru24.ru

Well, if you’re traveling down to the north country fair
The winds hit heavy on the borderline
Remember me to one who lives there
She once was a true love of mine

Петербург — Лумиваара — Оз. Сюскюярви

Так вышло, что в данной поездке я отвечала за навигацию. Была задачка — показать Север человеку, который никогда там не был, да и не пробовать при всем этом объять неохватное, и не завести нас туда, где не проедет конти роуд аттак (как оказывается, он проедет фактически всюду).

С выездом копались весьма длительно — в один момент оказалось, что грузовместимость не бьётся с объемом взятого на «прохладный Север» барахла (и далее каждое утро тоже будет начинаться с радостного тетриса, хоть и не такового раздумчивого).

К огорчению, мои сумрачные предчувствия насчёт импортозаместительного отпуска реализовались, и в той же Лумивааре повстречали ещё четырех либо пятерых мотоциклистов, а по отсыпанной песком дороге до Лахденпохьи оправдалось и недоверие к дорожному контику, обутому, ещё когда в планах был майский евротур. Но никто не свалился, хотя было близко.

Приладожские 3D-дорожки все ещё великолепны, как лишь свернули с А-121 в сторону Суоярви, остались фактически в одиночестве, и последующие полтора денька ни 1-го мотобратишки не повстречали.

Суоярви — Суккозеро — Пизанец — Паданы — Чёбино — Медвежьегорск — р. Кереть

Далее, заправляясь всюду, где можно, поехали в сторону озера Пизанец. Эта дорога не давала мне покоя уже года четыре — она была в плане моего второго выезда на лишь что приобретенном Сероватом, но была вычеркнута как очень непростая, хотя знакомые, которые там были, и у каких я спрашивала про дорогу, совершенно точно отвечали — «на мотике всюду проедете». Но при всем этом Сева отсоветовал пробовать заехать с севера — или там брод, или не внушающий доверия мост. Еще случаем с ним узнали, что различные версии Osm уже отрисовывают различные типы дорог — там, где у меня была лишь пешеходная тропа, его навигатор отрисовывал полностью для себя проезжабельную для тачек грунтовку.

Грейдеры вправду были отличные, даже невзирая на то, что загруженный зад, обутый в слик, время от времени таскало, но КТМ уже перешёл в режим Дакара и не направлял внимания на такие мелочи.

Задачи начались практически сходу опосля съезда на грунтовку — на дороге была лужа, и мы отважно заехали прямо в центре, как раз во неожиданную (и единственную за всю поездку) промоину. Фронтальное колесо провалилось выше ступицы, и мы полетели в воду, но все остались живые и целы.

Самые засадные оказались крайние км 30 — поначалу каменный триал, позже крутые подъемы, спуски и повороты по песочной насыпи — вот там были моменты, когда глядеть вперед было жутко, упади мы с насыпи — не только лишь костей бы не собрали, да и не отыскал бы нас никто, не считая медведов.

А озера мы и не узрели 🙂 на точке, отмеченной в османде, был лишь разворот, со всех сторон лес и болото. Навигатор сошел с разума, начал путаться в показаниях, мы поехали назад, и вот здесь лишь слева меж деревьями мелькнуло озеро, но останавливаться и тем наиболее ворачиваться был уже не вариант. Отъехали км на 10 и встали на ночёвку на другом озере, на старенькой рыбачьей стоянке.

А на последующее утро 1-ый раз в жизни я утопила телефон — и страшно обрадовалась, что до выезда осилила одолеть Гармин и залить трек и в него тоже, по другому выкарабкались бы мы навряд ли — опосля Суккозера заправок нет.

Ещё вечерком обнаружилось, что фронтальный тормоз вытек, ни дота, ни ключа на 11 с собой не было, и под Чёбино треснул выпуск заднего горшка — так что в Медгоре пришлось подзависнуть. И если тормоза прокачали стремительно, прямо рядом с заправкой (ключ пожертвовал местный дальнобойщик), то сварку отыскали лишь с третьей пробы — но спасибо, что отыскали совершенно.

Букинг гостиниц не демонстрировал совершенно, опять спасибо Османду — отыскал нам гостевой дом прямо на берегу Онеги, рядом с пляжем.

Совершенно, практически все наши стоянки я находила конкретно через навигатор — и на каждой находилось не только лишь более-менее комфортное пространство, где можно брать воду, да и пеньки либо лавки, где можно расположиться, и припасы дров либо сушнины.

Терский сберегал

На последующий денек был неинтересный доездинг по трассе, а в Кандалакше 1-ый раз столкнулись с тем, что поесть нормально нигде недозволено, лишь с собой. Молвят, в Умбе таковая же история, но в кафешку рядом с заправкой нас полностью пустили.

Дорога до Аметистового берега уже практически вся — автобан с хорошим асфальтом, грейдера осталось км 40, но он очень наименее приятный, чем карельские — весьма много пыли и есть песочные ямы.

Повстречали москвичей на старенькых гусях, они порекомендовали от Кашкаранцев двигаться прекрасной грунтовкой вдоль самого моря, но из-за резины это был не наш вариант. Так что заехали просто поглядеть на маяк и закупить самое нужное — пива и печенек.

Конечной точкой поездки был музей под открытым небом на берегу Белоснежного моря — один энтузиаст отыскал и вернул поморскую деревню (тоню). Там нет ни связи, ни электро энергии, зато есть весьма много всего увлекательного и основное — весьма доброжелательный владелец.

За пару лет в упор забыла, что дорога вправду идёт по полосы отлива.

И хотя мы упали, как снег на голову, баня и ванна с ламинариями нас ожидали, уха тоже, что ещё нам необходимо для счастья?

В последующие полтора денька был опять кислый доездинг домой по трассе, запомнился лишь дядя на колясыче-ХХХ: поглядел таковой на КТМ, с цепи которого натекло чуть-чуть смазки, и гласит:

— У вас задний редуктор течет!

Общий пробег — около 3500 км, из их — около 500 грейдера и грунта.

Источник: bikepost.ru

Оставьте ответ